#98 — Великое разъединение ч.2

Термин “Великое разъединение” мне пришелся по душе, поэтому продолжим во второй части, хотя столько уже их вышло за последние полгода в ТГ канале, что не сосчитать.

Но пусть будет ч2.

Кроме того, что идет постройка великой мексиканской стены с российскими финансовыми институтами, начинается так же и разделение бизнеса. Не говорю про циничную кока-колу, которая теперь все напитки в РФ будет производить под брендом Добрый, и хочет оставить те же наценки. Just business.

Нет, я про настоящее разъединение, как мы наблюдаем с киноиндустрией, ну и следом за ней музыкальной. Последние 10 лет в массы заходили сначала варианты цифровой дистрибуции, которые упор делали на отдельных синглах(да, тема альбомов уже давно мертва, особенно концептуальных), а затем прорывом стала подписочная модель spotify.

В РФ постепенно пришли массовые Apple Music, Google Music и Spotify. Догоняя тренд, подписочные сервисы с музыкой появились у Сбер, Yandex и Mail.ru. И вот пошли новости о том, что постепенно на видоестримингах из РФ начали пропадать зарубежные фильмы. Про музыку пока громких новостей нет, но они будут. Если не в этом году, то в следующем многие пользователи Yandex и других площадок столкнуться с массовыми пропажами альбомов и исполнителей из каталогов стриминга. Связано это с договорами лицензирования контента, которые заключаются на 1-3 года.

И вот этот процесс снова меня наводит на одну мысль, которая постоянно транслируется во всех новых статьях про будущее шеринговой экономики — а являюсь ли я собственником цифровых активов ВООБЩЕ? Ну то есть, вот купил CD и с ним все понятно, у меня есть проигрыватель и могу слушать сколько душе угодно. Никто не может мне запретить слушать то, что мне нравиться.

Относительно недавно слушал в Apple Music альбом Megadeth Rust in Peace, обнаружил, что он звучит совсем иначе. Альбом был добавлен в медиатеку довольно давно, ту самую запись помню еще по кассетам, а тут вдруг происходит подмена треков и теперь вместо оригинала у меня в медиатеке Remaster, который подняли по громкости до современного рока и пропал весь шарм старой записи.

Это можно отнести к категории уничтожения пользовательского опыта меломанов. Но речь про массового слушателя, а он должен привычно переключаться между очень громкими релизами последних лет и старыми альбомами.

Весь стриминг он про удобство и one size fits all. То есть, про очень массового потребителя, потому что только так можно зарабатывая на каждом по доллару, получать огромные прибыли. Как говорил Раскольников — одна бабка — рубль, сто бабок — сто рублей!

То есть, еще до СВО, издатель Megadeth и Apple отняли у меня альбом и даже не удосужились написать хотя бы какое-то сообщение.

После СВО что будет происходить с моей медиатекой, купленной в iTunes? Там накопилось довольно много музыки и фильмов с 2007 года.

В случае с цифровой дистрибуцией и тем более подписочной моделью, мы можем лишиться всей медиотеки одномоментно.

Вы что-нибудь слышали о том как уходила с рынка компания Bloomberg? Та самая, что регулярно пишет про фидуциарную ответственность, а последние месяцы учит русских как правильно каяться и свергать режим. Так вот, они просто закрыли доступы своим клиентам к терминалам с информацией и на любые вопросы про возврат денег за неполученные услуги, молчат как партизан на допросе. И ведут себя они так не только с российскими сырьевыми компаниями и банками, но и вообще со всеми, кого можно отнести к “Russians”, любой фонд, УК или брокер.

Помните знаменитое I own nothing in 2030, подписочные сервисы, которые лишат нас медиатек, это будет первый сигнал. Как-то так и будет выглядеть цифровая диктатура, неугодные быстренько получат заморозку активов, отключение от всех сервисов и поражение в правах. Весь мир твердил, что первыми диктатуру на своих гражданах опробывают в Китае, но оказывается все может быть иначе.

Прямо сейчас ее тестируют на нас с вами.

В книге Свобода на продажу Джон Кампфнер, журналист из Британии, занимался расследованием относительно методов работы с неугодными в “не демократических странах”. Был там Китай и Россия, но самый интересный вывод про тотальную слежку за гражданами через камеры сделан про родную для Кампфнера Англию. Лондон оказался на момент написания книги мировой столицей слежки.

“Британцы не голосуют слишком много. Они не протестуют слишком много. Они не мечтают слишком много. Человека заменил потребитель, а гуманизм оказался подменен прагматизмом. Прагматизм в сегодняшней Британии — это все.”